О любви


Реферат

Источник: книги Авессалома Подводного «Синастрическая астрология», Каббалистическая астрология», «Общая астрология», «Трактаты», «Психология и астрология, том 2».

«Тема любви одна из самых распространенных в мировой культуре. Бхакти-йога считает все виды любви проявлением (на различных уровнях) любви к Богу. Но, независимо от вероисповедания и уровня философской подготовки, все философы, отцы церкви, святые и просто моралисты едины в одном: любить – надо, и притом бескорыстно – близких, вообще людей, родину, человечество, Бога, наконец. И в этом несомненная, а может быть, и высшая добродетель. В людях, исповедующих эту точку зрения, есть какая-то удивительная способность игнорировать существеннейшую черту реальности: сердцу не прикажешь. Жена, которая с упреком говорит мужу: «Ты меня больше не любишь», - занимает позицию страуса. Уж если кто и виноват в том, что тебя разлюбил муж, то, скорее всего ты сама, а уж, наверное, не он.

А что делать человеку, который любит только себя и свое, то, чем обладает и отчего получает удовольствие (то есть любит всегда «корыстно»)? Он даже понимает, что это вроде бы нехорошо, что надо любить бескорыстно, но вот не умеет и все тут.

Автор здесь заметит только, что корысть нельзя понимать как чисто материальную, а если включить в нее любые наслаждения, то и любовь матери к ребенку, сопровождающаяся водопадом удовольствий, и тем более любовь бхакта к своему Ишваре, которая есть сплошное блаженство и экстаз, глубоко корыстны.

Следует честно признать, что сама постановка вопроса ложна. Любовь не является долгом человека ни перед кем. Любовь (различного рода) и сопутствующее ей ощущение счастья есть знак на пути человека. Именно поэтому так редко встречается настоящая любовь к человеку и к Богу: для этого нужно подняться до такого уровня, чтобы ощутить человечество и, соответственно, весь мир как часть себя, включив их в сознание сердца. Не любовь как таковая является целью человека, но постижение сердцем мира. Любовь же к той части мира, которую мы включили в свое сердце, приходит сама собой, это откровение. Его следует зафиксировать в своем сознании как знак, подтверждающий правильности пути, и идти дальше, а не заниматься любовью, как рекомендуют специалисты-сексологи; это последнее, хотя и приятно, но никуда не ведет (точнее говоря, ведет назад).

Изложенная точка зрения хорошо согласуется с указанием бхакти-йоги не привязываться к предмету любви. Если не обращать эмоционального внимания на любовь к объекту, возникающую на данном этапе духовного пути, то она сама собой проходит, когда этап пройден, не оставляя травмы, и заботиться о «непривязывании» не приходится, что очень важно, так как для искреннего человека специальные усилия по «непривязыванию» противоестественны.

Теперь о «корысти». Любовь дается нам не просто как знак, но и как помощь для преодоления трудностей на пути, и это и есть единственная дозволенная «корысть». Так, при обучении иностранному языку в группе погружения очень помогает (на время обучения) влюбленность в преподавателя. Интересно, что такая любовь после окончания курса быстро проходит, не оставляя душевной боли. Аналогичным методом пользовался Фрейд при лечении неврозов: сначала угнетенное либидо пациента переключалось на врача (т.е. пациент влюблялся в него), а затем освобождается.

А все попытки использовать душевный подъем для иных целей, скажем, для удовольствия, приводят к падению духовного уровня, примеров чему можно не приводить. Эксплуатация любви в эгоистических целях – лейтмотив душевной жизни современного общества.

При попытке использовать любовь в эгоистических целях она превращается во влюбленность. Последняя отличается от любви, во-первых, направлением внимания: в случае влюбленности оно направлено на себя, а при любви – на объект, а во-вторых, тем, что влюбленность – это эмоция, а любовь – нет. Любовь – это свет, озаряющий для нас объект и все чувства к нему. Любовь возможна только к Богу и, соответственно, возникает только тогда, когда мы видим Бога в объекте.

Теперь обсудим, как изложенное выше преломляется на уровне обыденного сознания. Рассмотрим одно распространенное явление, заключающееся в том, что если некто Икс любит некоего Игрека, считают, что из одного этого факта любви уже следует, что Икс имеет перед Игреком значительные заслуги, и Игрек ему обязан (особенно остро эта ситуация проявляется, если Икс – родитель Игрека). Что же, однако, является причиной подобного мнения? Может быть, Икс никогда не причиняет Игреку зла? Очень даже часто. Может быть, Икс делает Игреку много добра? Вовсе не обязательно. Может быть, Икс никогда не испытывает к Игреку нехороших чувств (зависть, злобу, раздражение…)? Испытывает регулярно. (Поучительный пример – отношения Гумберта Гумберта и Лолиты в романе В.Набокова). В чем же заключается любовь? А в том, что Икс без Игрека «жить не может», т.е. в его отсутствие быстро впадает в тоску, а в его присутствии, наоборот, испытывает иногда минуты счастья (если Игрек не ведет себя совсем уж отвратно). Указанная ситуация отягчается тем, что Икс воспринимает Игрека как собственность и часто норовит «наложить лапу» на его свободу, считая (часто подсознательно), что лучше знает, «что нужно» Игреку.

После всего этого, обязан ли Игрек чем-нибудь Иксу? Описанная ситуация явно относится к области психопатологии. И, что типично для подобных случаев, все попытки как-то разрешить эту трудную для Икс ситуацию путем непосредственных разъяснений наталкиваются на каменную стену: «Но я же Игрека люблю!!»

Переходя к анализу ситуации, заметим, что она обусловлена тем, что Икс искренне считает: раз уж Бог дал ему (на фоне в целом не радующей его жизни) такое светлое чувство, как любовь к Игреку, то уж грех не попользоваться и не выжать из этой любви все, что возможно. За такое грубое нарушение описанного выше закона природы Икс расплачивается очень жестоко, его карма сильно тяжелеет. Если игрек – ребенок Икса, то в полтора года он будет с ревом вырываться из не прошенных объятий, в 7 лет хамить, а в 18 уйдет навсегда, если не физически, то эмоционально и духовно, и Икс до конца жизни будет обнимать и целовать холодный труп.

С другой стороны, Икс совершает еще одну грубую ошибку, считая, что его любовь к Игреку служит достаточным основанием для интимности с ним и тем более для ограничения его свободы воли. Здесь дело заключается в том, что когда кармы двух людей на некотором отрезке времени соединяются, и между ними возникает любовь (любого рода: родителя и ребенка, учителя и ученика, супругов, чувство товарищества и т.д.), то одновременно возникает и мистическое чувство единства, которое также является знаком на пути и призвано облегчить трудности его прохождения. Пока у двух людей есть это ощущение единства, они могут принимать некоторые решения друг за друга, ограничивая тем самым чужую свободу воли в тех рамках, которые позволяет их чувство единства. Однако, как только общий участок духовного пути пройден, чувство единства исчезает, а любовь вслед за ним. Если же пытаться нарушить этот закон, стараясь реанимировать любовь для сохранения сопутствующих ей удовольствий, , то она начинает агонизировать, а от единства уже простыл и след… Вот и получается в чистом виде насилие над чужой (во всех смыслах) свободой, что есть грубая попытка нарушить закон кармы; а в результате завязывается сильный кармический узел.

«Зажжем же свечи. Полно говорить,
Что нужно чей-то сумрак озарить.
Никто из нас другим не властелин.
Хотя поползновения зловещи
Не мне тебя, красавица, обнять.
И не тебе в слезах меня пенять;
Поскольку заливает стеарин
Не мысли о вещах, но сами вещи»
(Иосиф Бродский)

…Несколько слов о различных видах любви. О любви-эросе и любви-жалости. Фетишизацию любви-эроса мы наблюдаем повсеместно, и ее печальные последствия общеизвестны. К фетишизации любви-жалости отношение более терпимое; это одна из любимых тем Достоевского. Бердяев справедливо замечает, что любовь-жалость это взгляд духовно высоко стоящего вниз, на более духовно низко стоящих. Однако фетишизация этой любви, т.е. сосредоточение на ней эмоционального внимания, в равной мере приводит к тяжелым последствиям. Каждый врач знает, что больных нужно жалеть умеренно, что в действительности им нужно внимание и понимание, а не жалость.Функции жалости те же, что и любой другой формы любви: облегчить человеку трудности духовного пути; специфика жалости в том, что она направлена на существо (в данном аспекте) более низкое духовно, которому надо помочь пройти участок духовного пути, и помочь должен именно тот, кому послана жалость. Опасность же фетишизации любви-жалости заключается в том, что чувство единства с объектом жалости, появляющееся первым, очень легко переходит в чувство обособления от этого объекта, сопровождающееся обычной гордыней («вот я, духовно высокий, спускаюсь до него, духовно низкого, и веду вверх»). Опасность последнего рассуждения в том, что при обособлении невозможна духовная работа; кроме того, если подобная духовная помощь совершается правильно, то от нее растет больше тот, кто помогает.

Теперь о любви эгоистической и альтруистической. Здесь сама постановка вопроса ложна, так как, в конечном счете. самый большой альтруист все равно заботится об удовлетворении своего чувства долга, рационального или мистического. Все дело в том, что если на любви сосредоточивать эмоциональное внимание, она сразу становится эгоистической, т.е. направленной на удовольствия эго и перестает служить, так сказать, смазочной жидкостью суставов нашего духа, идущего вверх по своему нелегкому пути».
(А.Тихомиров. Трактаты. Знаки на пути. Глава 5. Образ жизни. Любовь)

Взгляды на любовь в эпоху Рыб и эпоху Водолея

Взгляды на любовь мужчин и женщин в различные эпохи различны. Мы живем на стыке эпохи Рыб и эпохи Водолея. И уже ощущаем эти различия: самые волнующие и трогательные для уходящей эпохи сюжеты, с точки зрения наступающей, уже выглядят как тяжелая психическая и этическая патология. «Ведущие темы любовных сюжетов последних веков это темы собственнического обладания любимым существом и главенства любви и связанных с ней эффектов над всеми прочими имеющимися в мире энергиями и структурами. Здесь мы повсюду видим исключительно темный лик любви, даже в тех случаях, когда ради любимого существа совершаются подвиги самопожертвования – но все равно влюбленного (влюбленную) ведут страсти и желание, в конечном счете, иметь любимую для себя; недаром у всех сказок с благополучным концом он выглядит как-то неестественно и неуверенно: «…И стали они жить-поживать да добра наживать». Какого именно добра – неясно, но если чисто материального, то как-то откровенно пошло получается…

Вероятно, в эпоху Водолея любовь в парном союзе, особенно между различными полами, будет рассматриваться как обстоятельство, дающее возможность особенно интенсивной парной работы – в начале в основном согласование оккультных организмов партнеров и (параллельно) совершенствование каждого из них в отдельности, а затем, когда прояснится программа парного эгрегора, проведение ее в жизнь.

При таком подходе радикально меняются ценностные акценты: с первых мест уходят любовь как переживание и объект любви (партнер) как собственность, заменяясь центральным понятием «мы» (то ест парного эгрегора) и его эволюции. При этом существенно теряют свой характерный игровой интерес ситуации любовных «треугольников» - они воспринимаются как знаки недоработок в парных отношениях, своего рода огрехи парной работы, но зато приобретает первостепенный интерес динамика парных отношений и растущие со временем возможности пары, сопровождающиеся видоизменением взаимной любви – тема, ныне практически не разработанная. Каковы должны быть отношения в паре, чтобы муж мог стать президентом своей страны – и притом не погибнуть от пули наемного убийцы? Очевидно, обычной любви и преданности со стороны супруги здесь не хватит – нужно что-то еще, но что именно?» (Авессалом Подводный, Каббалистическая астрология. Часть 3, Планеты. Венера).

Раздел астрологии, который занимается парными отношениями, называется синастрическая астрология. В зависимости от эпохи предназначение синастрической астрологии разнится. «В эпоху Рыб клиент, приходя к астрологу, задавал вопрос, например, так: «Будем ли мы с моей избранницей счастливы?» или в такой форме: «Ну, скажите, наконец, куда мне от него деваться?» (вариант: «Как мне его заполучить?»). В эпоху Водолея отношения между людьми будут рассматриваться как часть общей групповой эволюционной работы, и вопрос, вероятно, зазвучит по-иному: «Что мы должны делать?»Однако независимо от эпохи, в парных отношениях всегда фигурируют три, если можно так выразиться объекта: две личности и некоторое «мы», т.е. парный эгрегор, создающий вокруг данной пары определенное напряжение, которое в иные минуты притягивает партнеров друг к другу, в иные – отталкивает, и постоянно создает различные ситуации и медитации, которые приходится как-то переживать». (Авессалом Подводный. Синастрическая астрология).

«Что такое парная медитация? Это такое состояние пространства вокруг партнеров, которое заставляет каждого из них ощущать присутствие другого и согласовывать с ним свои действия. Простейший пример парной медитации – это драка, хорошо знакомая практически каждому со времен раннего детства. К сожалению, многие люди умирают, так и не узнав никаких других видов медитации, качественно отличающихся от этого распространенного развлечения.

Основная проблема человеческих отношений – это сначала неспособность понять, какую программу материализует в данный момент парный эгрегор, а затем неумение найти ей адекватное воплощение. Многие сложности обусловлены также тем обстоятельством, что люди, как правило, сильно отличаются друг от друга, и парный эгрегор это, конечно, учитывает, а вот сами они чаще всего нет, в результате чего получаются колоссальные недоразумения. Особенно это характерно для положительных инициатив в общении, когда один из партнеров стремится угодить другому, ставя себя на его место и обнаруживая через некоторое время, что их вкусы расходятся самым необъяснимым образом.

Характерное заблуждение, тем более искреннее, чем поверхностней «очевидное», это проекция вины и, наоборот, заслуг партнера. Каждый человек получает из внешнего мира и, в частности, через партнера, ровно то, что ему полагается по эволюционному развитию – но это ужасно трудно принять, когда видимая и очевидная причина моих горестей и радостей разгуливает прямо перед глазами и, кажется, веди она себя чуть-чуть по-другому, все неприятности исчезнут, а счастье хлынет водопадом. Увы, это не совсем так, и трудно найти более капризную и легкокрылую птицу, чем счастье парных отношений: здесь, как нигде, ярко проявляется основной принцип неповторяемости творчества Абсолюта: завтра бывает похоже на сегодня только в страшном сне обыденности. (Авессалом Подводный. Синастрическая астрология).

«Парный эгрегор возникает в тонком мире до момента знакомства пары и какое-то время готовит каждого из партнеров к встрече. Однако после того, как она состоялась, оба партнера начинают влиять не только друг на друга, но и непосредственно на парный эгрегор, иногда помогая ему реализовывать свои программы, а иногда – сильно мешая. В худшем для эгрегора случае партнеры вступают друг с другом в коалицию, направленную против него, и успешно уничтожают – к великому ущербу как для тонкого мира и эволюции в целом, так и для самих себя. И здесь, надо сказать, злейшим врагом парного эгрегора часто является общесоциальный эгрегор, который признает (по крайней мере, в настоящее время) очень куцый набор возможных сюжетов и медитаций в парных взаимодействиях, а все остальное не то, что запрещает – начисто игнорирует, считая несуществующим.

Блаженны супруги, соединившиеся в законном браке в юности и по первой любви, прожившие долгую жизнь в полном согласии и нерушимой верности, воспитавшие пятерых детей и не поддающееся учету количество внуков и ни разу не бросившие в окружающую социальную среду заинтересованного гетеросексуального взгляда… но, увы, подобная судьба – удел немногих парных отношений, и, кроме того, вопрос о том, насколько оставался доволен Космос отработкой семейной кармы нашей добродетельной четой, остается открытым: социальная и космическая этика порой расходятся довольно сильно, и одной из целей настоящей книги является попытка описания космических взглядов на этику парных отношений. Ибо астрология волей-неволей интерпретирует взгляд на Землю и ее обитателей из Космоса, и взгляд, притом, всегда заинтересованный. (Авессалом Подводный. Синастрическая астрология).

Парные взаимодействия – прекрасный материал для проработки проблем собственной личности, потому что в личном общении с другими людьми очень ярко проявляются свойства нашей собственной натуры. «По идее синастрическая астрология должна быть проще и нагляднее астрологии личности, поскольку в первой стимул и реакция часто относятся к разным людям, в то время как во второй речь идет о взаимодействии различных начал внутри одного и того же человека. Например, интерпретируя синастрическое соединение Луны в женском гороскопе и Солнца в мужском, астролог будет говорить простые и понятные клиенту вещи: это естественный брачный аспект, поскольку инициатива мужчины (его Солнце) будет точно направлена на заботу о женщине и осуществление всех ее желаний и капризов (пока они не станут ему поперек горла), или что-нибудь в этом роде; в то же время соединение Солнца и Луны в натальной карте интерпретируется уже далеко не так очевидно и требует от клиента определенной психологической культуры.

Аналогично, для того, чтобы лучше понять свою личность, ее пределы и пути раскрытия, очень полезно понаблюдать за собой, находясь в личном контакте с партнером, чье Солнце попадает вам в 1-й дом (не надо только искать его специально). Если вас интересует углубление своей личности, обратите внимание на взаимодействия с партнером, чей Сатурн попадает вам в 1-й дом, если вы хотите ее расширить – смотрите на взаимодействия с партнером, чей Юпитер в вашем 1-вом доме, но все же не надейтесь, что расширение произойдет бесплатно: все-таки это его Юпитер, а не ваш, и он сводит вас на экскурсию в Тюильри, но вряд ли выправит вам вид на жительство там.

Если у вас пустой 12 дом, и вы не понимаете, что такое религиозное чувство и безличное служение – найдите себе партнера с Солнцем в вашем 12 доме, и через некоторое время вы поймете, как именно Бог проявляет себя в вашей жизни и (примерно) чего Он от вас хочет… но не будьте слишком прямолинейны в интерпретации, иначе вы рискуете купить в хозяйственном магазине не те сорта веревки и мыла, которые от вас требуются. Общаясь с партнером, чье Солнце или Марс попадают вам в 8-й дом, вы можете через некоторое время заподозрить, что он послан вам на погибель – но опять-таки, это будет слишком грубой интерпретацией, и можно поискать более тонких эффектов, которые могут показаться очень интересными; и, конечно, скучать с ним вам не придется (Авессалом Подводный. Синастрическая астрология).

«Говоря о партнерах, следует уточнить это понятие по поводу этики их выбора. Под партнерами в синастрической астрологии понимается пара людей, между которыми в какой-то момент возникли важные для обоих отношения; обычно такие отношения сопровождаются парными или специфическими одиночными медитациями, когда один из партнеров медитирует на другом (т.е. мысленно его себе представляет, разговаривает и т.п.). На оккультном языке партнерство означает наличие парного эгрегора, который организует встречи и дает энергию на парные (и направленные одиночные) медитации, имея в виду материализацию своей программы; однако, как успешность ее исполнения, так и его уровень зависят от самих людей.

С кармической точки зрения, партнерами считаются люди, на которых возложена некоторая общая программа, т.е. задача, с которой они могут справиться вдвоем, но в одиночку ни один из них выполнить ее не в состоянии. Эта программа чаще всего имеет пять аспектов: каждый из участников должен что-то сделать с собой и с другим, а кроме того, они оба вместе – с внешним миром. Нормальная последовательность развития при этом такова: сначала основной акцент стоит на внутренней работе каждого из партнеров, заключающейся в изучении другого и адаптации к нему, затем партнеры оказываются в состоянии сделать что-либо друг для друга, и лишь после этого у них появляется возможность сделать что-либо для мира. Однако из этой последовательности могут выпадать целые звенья, во всяком случае, они могут быть почти невидимыми; но даже если внимательное наблюдение обнаружит их все, их ценность, как для партнеров, так и для внешнего мира, как правило, неодинакова.

Мир устроен справедливо, если смотреть на него глобально и учитывать всю его прошлую и будущую историю, и крайне несправедливо, если брать в рассмотрение небольшой его фрагмент. И поскольку сюжет, связывающий вместе две человеческие судьбы, всегда малый и отнюдь не изолированный фрагмент мира, ждать симметрии и справедливости, не говоря о примитивно понимаемом равенстве, между партнерами не приходится. В личных отношениях и в общих фрагментах судьбы нет никаких жестких схем, и попытки найти какую-либо конкретную и ясную стратегию взаимоотношений и поведения обречены на провал – но это вовсе не значит, что отношения в мире хаотичны и не подчинены никаким закономерностям. Наоборот, они всегда управляются разумной силой, которая в этом тексте именуется эгрегором, и которая всегда старается намекнуть партнерам, чего, собственно, от них требуется – но люди так невнимательны к себе и другим, что было бы даже странно, если бы они вдруг стали прислушиваться к чему-то и вовсе эфемерному.

Тем не менее, синастрическая карта может сказать очень многое не только о радостях и сложностях общения, но и кармической задаче пары и особенностях ее взаимоотношений с эгрегором.
Астрология – это в большой мере искусство диагностирования тупиков на ранней фазе их прохождения. Другими словами, астрологу часто бывает трудно сказать, как надо поступать в той или иной ситуации, но гораздо легче сказать, как не надо в ней поступать. Что же касается выбора партнеров, то здесь ни в коем случае не следует ориентироваться на прогноз по синастриям. Встречи посылает судьба, и к каждому встреченному в своей жизни человеку следует относиться с максимальным вниманием, рассматривая его как пусть кратковременного, но полноценного партнера, через которого (или к которому через меня) в любую секунду может излиться Божественное откровение» (Авессалом Подводный. Синастрическая астрология).

«Махабхарата», знаменитый индийский эпос, изобилует историями такого рода. Идет по дороге высокий брамин или йог, а ему совершенно случайно попадается бедная крестьянка, и между ними завязывается высокодуховная беседа, где эта крестьянка основательно ставит его на место. (Потом, правда, выясняется, что в ее облике выступал бог Шива). И мораль этих историй, в частности, такова: любой человек может хотя бы на короткое время попасть в ваш референтный круг и сказать вам что-то, для вас значимое. Однако чтобы понимать и чувствовать это, нужно понимать и чувствовать собственную личность. А ощущение реальности собственной личности появляется только на определенном этапе ее развития. Например, у инфантильной личности в каждый момент времени есть четко обозначенный круг людей, которых она воспринимает как авторитеты, а всех остальных полностью игнорирует. Социальные контакты плохо осознаются человеком на инфантильном уровне развития личности, никак им не регулируются и он не ставит перед собой таких целей. На этом уровне такого понятия, как выстраивание отношений, вообще не существует. «Задайте ему совершенно конкретный вопрос: «Какие усилия вы в течение жизни предпринимали, чтобы выстроить отношения в семье: с детьми, с мужем, с женой с родителями?» Если человек захлопает глазами и вам станет ясно, что он не понимает, о чем идет речь, то перед вами, скорее всего, инфантильная личность.

«В любой социальной ситуации инфантильная личность очень подвержена гипнозу, магии, она теряется при любом нестандартном поведении партнера. Как только она попадает в нестандартную ситуацию, она совершенно растекается, начинает выглядеть как ощипанный петух. Надо сказать, что подростковая личность в нестандартной ситуации теряется еще больше, - она напоминает ощипанного петуха, с которого сняли также и кожу. Наоборот, настоящая личность (проявляющаяся лишь на третьем уровне развития личности, юношеская личность) помогает человеку в любой нестандартной ситуации, более того, она их любит. Она есть нечто уникальное, свойственное лишь данному человеку и любит проявляться в нестереотипных, нешаблонных, неожиданных ситуациях.

Однако пока у человека в распоряжении лишь иллюзорная личность, у него нет в жизни настоящей опоры, он боится любого нестандартного поведения. Даже положительные ситуации: внимание, любовь, поддержку, искреннее к нему расположение, предложения помощи – он воспринимает как подозрительные и фальшивые. Мысли его работают в таком стиле: «Наверное, этот квазидруг, квазивлюбленный чего-то от меня хочет и у него корыстные цели. Не может быть, чтобы он любил меня, нет у меня глубины, нет меня как такового, у меня есть чисто поверхностные локальные атрибуты и если с меня их содрать, то не останется просто ничего».

Для инфантильной личности характерно патологическое неумение владеть общегуманитарными формулами поведения, особенно формулами вежливости. Такой человек, как правило, не в состоянии извиниться. Ему выдавить из себя фразу: «Извините, пожалуйста», - то есть прямо признать свою вину чаще всего совершенно невозможно – потому что он при этом теряет ощущение своей личности. Если он в данную минуту признал свою вину, значит, он ничтожество, его просто нет: даже локальным извинением он уничтожает свою личность полностью. Он, может быть, принесет косвенные извинения, он сменит тон, начнет разговаривать с вами о ваших проблемах, изменится выражение его лица, так что вам станет понятно, что он чувствует себя виноватым и хотел бы свою вину загладить – но просто по-человечески извиниться, сказать: «Извини, я был неправ, я сожалею о том, что я сделал» - это для него совершенно невозможно. Поэтому у вас провалятся любые попытки по-хорошему с ним поговорить, выстроить отношения – за извинением у него стоит полная утрата себя, полная дематериализация его личности. И еще типичный момент социализации инфантильной личности – это чрезвычайно острое ощущение несправедливости, проявленной к самому себе. Когда ему делают какое-то локальное замечание, он его воспринимает как тотальное уничтожение – что, естественно, несправедливо, потому что тотально уничтожать его все же не за что. (источник – А.Полдводный «Эволюция личности». Лекция 1. Инфантильная личность).

«Чем ниже эволюционный уровень человека, тем стандартнее набор программ его поведения, и тем, соответственно, более клиширован и скуден набор сюжетов и медитаций, с которыми он сталкивается при общении с партнерами. Парадокс общения заключается в том, что оно чаще всего идет на уровне, который существенно ниже эволюционного уровня обоих партнеров; если говорить на языке школы, то почему-то плохие дети портят хороших (и сами при этом становятся еще хуже), а не перевоспитываются, облагораживаясь от перенимаемых добродетелей. Следует признать, что на первых фазах проявления парной кармической программы (начало манифестации парного эгрегора) партнеры чаще служат друг для друга черными учителями, хотя далеко не всегда это замечают.

Конечно, зависть, ревность, самолюбование и полную готовность к принятию любых жертв со стороны внешнего мира никто не сочтет добродетелями, и эти качества ярче всего проявляются именно в партнерстве. Но любовь!.. – это светлое чувство, которое для многих людей составляет основное содержание жизни, оборачивается таким лютым эгоизмом и бессовестностью, что болотная пиявка, по сравнению с иным влюбленным, начинает казаться образцом альтруизма» (Авессалом Подводный. Синастрическая астрология).

Путь бхакти-йоги – поиски Бога, проявляющегося в любви

«Человек любит кого-то (мать, жену, ребенка, друга, возлюбленную) или что-то (родину, местность, профессию, идею) в той мере, в которой объект любви кажется ему Божественным. Бог являет себя человеку через объект любви, но являет скрыто, особой эманацией, которая заставляет человека трепетать, поднимаясь на волнах блаженства, восклицая: «О, сколь ты прекрасен!» - но всегда по поводу конкретного человека или объекта, за которым Бог Сам по Себе тщательно скрывается. Прекрасное описание подобного переживания приводит Бхагаван Шри Раджниш в книге «истинный мудрец» (толкования хасидских притч):

«Вы, должно быть, слышали о знаменитой гончей Рин Тин Тине. Ее тренера попросили описать Рин Тин Тина. Он попытался это сделать, но свойства собаки были столь неописуемо прекрасны, что ему никак не удавалось их описать. Так что он экал, мекал и, наконец, сказал: «Рин Тин Тин – это Бог в образе пса!»

Иногда, при сильном включении потока Божественной любви, объектом любви становится весь внешний мир, и это переживание является центральным во многих религиях, исповедующих принцип «Бог есть любовь». (источник – Авессалом Подводный. Каббалистическая астрология. Часть 3. Планеты. Венера).

Поиски Бога, проявляющегося в любви, - путь бхакти-йоги. «Истинное ощущение невидимого Божественного присутствия в чем бы то ни было: любимом человеке или идее, привычном ландшафте или грозовом горизонте, - прежде всего, естественно и ненасильственно. Я не заставляю себя их любить: скорее, наоборот, я чувствую, как неизреченная Божественная любовь неуправляемым потоком льется через них на меня, буквально разрывая мое сердце, которое пытается ответить встречным чувством и оказывается явно, очевидно не в силах этого сделать, настолько поток Божественной радости и ликования по моему адресу превосходит все то, что я, со своими слабыми силами и трепещущим как овечий хвост сердцем, могу предложить миру.
Поэтому столь характерные для эпохи Рыб призывы к любви, происходящие как от религиозных, так и мирских морально-нравственных проповедников, по сути своей если не демагогичны, то во всяком случае, совершенно не учитывают природы венерианской энергии. даже рассуждая с чисто богословских позиций, совершенно очевидно, что я могу полюбить кого-либо, то есть увидеть за данным объектом Бога, только в том случае, когда Он сам захочет явить мне Себя через этот объект, так что даже если я очень захочу возлюбить нечто, но Его воли на это не будет, то я в лучшем случае честно признаю свою неудачу, а в худшем – стану предаваться более или менее изощренному самообману, выдавая самому себе за любовь чувства и переживания, не имеющие к ней никакого отношения.

Путь бхакти-йоги, или путь любви, имеет в своем конце не любовь человека к миру, а любовь мира к человеку – но про это говорить как-то неудобно, слишком, что ли, эгоцентрично звучит. Если представить этот путь как всевозрастающую любовь человека к миру, то, по крайней мере, понятно, чего требовать от ученика: «Ты возлюбил родные поля и лощины? Даю тебе полгода на первые и полгода на вторые. Через год приходи, сдашь зачет, и займемся ближними». Если же понимать путь любви как постепенное открытие любви мира к себе, то обучение должно по идее выглядеть так: гуру отправляет ученика сидеть под дубом до тех пор, пока ученик не ощутит любви к себе этого дерева. «Делай, что хочешь, но покуда он тебя не возлюбит, не возвращайся». «А если он меня возненавидит?»

Таким образом, нужно различать два направления венерианской энергии любви: от мира ко мне и от меня к миру. Первая переживается как любовь, вторая – как обаяние, чары или, на более высоком уровне, благодать, идущая через меня в мир. Тяжка участь человека, живущего без любви, совсем не воспринимающего благодати, идущей к нему из мира. Но не менее тяжка участь святого, снискавшего Божью благодать, исполнившегося любовью к миру, несущего ее с собой, но не умеющего отдать ее так, чтобы она была воспринята душами людскими, а не расхищена по дороге разнообразными демоническими сущностями, и не отвергнута узким сознанием человека, привыкшим воспринимать и мыслить общесоциальными штампами. Это серьезная проблема, встающая не только перед святыми. И ключи к ее решению лежат во внутреннем мире человека, символическим отражением которого является внешний. В частности, если меня переполняет любовь, а ее мне посему-то никак не удается адекватно выразить внешними действиями, то можно заподозрить присутствие сильного внутреннего сопротивления к такому выражению – может быть, мне в глубине души жалко своей любви, или я не уверен в ее качестве, или опасаюсь негативных побочных эффектов… (Авессалом Подводный. Каббалистическая астрология. Часть 3. Планеты. Венера)

«Да не введет читателя в заблуждение видимая эгоцентричность выражения: «любовь мира (Бога) к человеку». С точки зрения достигшего бхакта, в мире нет ничего, кроме божественной любви, изливающейся сплошным потоком на все существа без исключения – но сколь же далеко до подобного видения (читай – положения точки сборки) среднесоциальному индивиду, задавленному семейными, финансовыми и рабочими проблемами, ростом налогов, безработицы и преступности, а главное – угнетенному и подозрительному внутренне, не верящему ни во что, кроме себя – ни в Бога, ни в черта, ни в гуманитарную помощь развитых стран. Для того, чтобы почувствовать любовь мира к себе, человеку нужно в некотором смысле совершить подвиг самоотречения – снять с себя защиту эго и воспринять судьбу мира как часть своей собственной; только тогда (и далеко не сразу) он сможет ощутить ее реально, а не иллюзорно. А различные медитативные практики, или, хуже, алкоголь и наркотики лишь помогают на время позаимствовать (украсть) из высших слоев астрального плана подобного рода переживания (на самом деле – их слабый суррогат) и таким образом получить некоторое представление о чувственном – но не духовном! – опыте настоящих святых и просветленных». (Авессалом Подводный. Каббалистическая астрология. Часть 3. Планеты. Венера)

«Человек не в состоянии дать миру любви больше, чем у него есть; а есть у него ровно столько, сколько он получает о Бога. Венерианская энергия, идущая от человека в мир, всегда есть отраженный свет любви, которую человек получает от Бога, так сказать, бесплатно, в порядке снисходящей благодати. Даже если человеку кажется, что Бог и мир его вовсе не любят, но при этом венерианский поток от человека в мир идет, то можно смело утверждать, что где-то вне его сознания во внешнем или внутреннем мире имеется источник Божественной любви, освещающий человека, и по своей силе существенно превосходящей то, что он транслирует вовне. То есть, любовь, идущая от человека в мир, всегда есть не более чем отражение той Божественной любви, которую человек получает. Не то, чтобы, имея цель возлюбить мир (стать для него источником благодати), я должен сначала возлюбить себя – совсем нет; но, прежде, чем стать источником любви, мне нужно ощутить себя ее субъектом, то есть почувствовать любовь Бога к себе – не меньшую, чем я собираюсь отдать миру. Это очевидное арифметическое соображение; реально же человек отдает в мир лишь незначительную часть той любви, что он получает от Бога: часть расходуется в личных целях, часть идет на прокорм своих демонов, часть незаметно рассеивается в пространстве, часть исчезает неизвестно куда… но что-то попадает и окружающим: людям, собакам, предметам и родственникам, и они на глазах хорошеют, а порой начинают светиться отраженным, но все равно Божественным светом, утверждая жизнь в любых условиях, даже, казалось бы, абсолютно для нее невозможных». (Авессалом Подводный. Каббалистическая астрология. Часть 3. Планеты. Венера)

Свами Вивекананда утверждает, что духовный путь любви, или бхакти-йога, - это самый простой и естественный из всех путей духовного восхождения. Эти слова нужно правильно понимать – например, в контексте «Практической веданты», где прямо сказано, что религиозность сама по себе – редкий дар, который можно получить лишь в результате постоянных схваток со своим низшим началом… Во всяком случае, без непримиримой ежедневной борьбы со своим эгоизмом и узостью сознания сколько-нибудь серьезная проработка Венеры невозможна – притом, что эта борьба всегда ведется не прямо, а косвенно, но нисколько не становится от этого менее ожесточенной. В чем же причина этого ожесточения?

Препятствия на пути любви

Итак, первое препятствие, стояще на пути восприятия Бога в объекте, это, как ни странно, защита эго. Любящий не защищен от любимого, а как только защита появляется, исчезает видение Бога и, соответственно, любовь, хотя человек далеко не всегда склонен себе в этом признаваться. С другой стороны, быть любимым, оставаясь защищенным от любящего тебя, вполне возможно (хотя и не очень этично с точки зрения водолейской этики; эпоха Рыб относилась к такого рода поведению достаточно снисходительно).

Справедливости ради следует сказать, что защита эго, препятствующая включению объекта в слишком интимный круг восприятия, как правило, имеет серьезные основания. В каждом объекте и, особенно в человеке, есть более светлые и более темные стороны, где-то летают ангел-хранитель и добрый гений, а неподалеку (чуть ниже) корчат рожи разнообразные бесы, которые первыми откликаются на венерианское излучение любви. «Полюбите нас черненькими, - радостно восклицают они, подлетая на всех парах к намечающемуся влюбленному, - беленькими-то нас всякий полюбит!» А каждый человек, сознательно, полусознательно или бессознательно пытающийся идти по пути бхакти, довольно скоро обнаруживает, что любить другого значит не только ставить себя в зависимость от него – это еще значит становиться жертвой или бесплатным донором для разных бесов и паразитов или, в психологическом разрезе, отрицательных черт характера любимого существа. В этику эпохи Водолея безусловно будут входить правила защиты окружения человека от его личных демонов – в том смысле, что любой индивид должен будет, наравне с чисткой зубов, следить за тем, чтобы сопутствующие ему бесы не переходили в своих бесчинствах определенных границ и не слишком тревожили окружающих; в настоящее время, увы, социальная этика ориентирована больше на внешние манеры поведения, и иные субъекты с неимоверно грязным каузальным и даже астральным телами бывают порой отлично социализированы.

Есть определенные программы подсознания паразитического толка, которые включаются, когда на человека снисходит любовь. И есть программы подсознания-паразиты, которые активизируются, когда, наоборот, человек сам внутренне переполняется любовью и начинает излучать ее в мир, становясь для мира источником света и благодати.
Рассмотрим некоторых таких паразитов. Первый из них – это Скептик. Его позиция может звучать, например, так: «А вы мне докажите, что то, что я вижу, это именно Бог, а не кто-нибудь еще». Скептику мало дела до того, что Бог находится за объектом и как Таковой и не должен быть виден; но даже если и так, то всегда можно подвергнуть сомнению сами переживания человека: «А точно ли Божественный свет ты видел?»

В действительности переживание венерианских энергий на всех планах достаточно отчетливо, но социально оно расценивается – исключая особые выделенные случаи – как малозначительное, и потому человеку часто трудно признать его существование и значимость для самого себя. Любимый риторический (так он его подает) вопрос Скептика это: «Ну и что?»
- Ну, понравился тебе сегодня рассвет, улыбнулась женщина на улице, сошлись без видимой причины концы с концами в бухгалтерском отчете, даже в булочной продают любимый пирог - ну и что с того? Что это доказывает и что по большому счету в твоей жизни меняет? Не станешь же ты на этих основаниях утверждать, что Бог существует и лично тобой сегодня четыре раза занимался?

Человек с сильным Скептиком ведет внутренне достаточно безрадостное и безблагодатное существование, ибо развитый Скептик может съесть практически все венерианское излучение, идущее из мира к своему хозяину. Внешне такого человека легко отличить по удивительной (до неестественности) неблагодарности в связи с любыми бескорыстными поступками по его адресу: он воспринимает их вначале крайне подозрительно («А что вы захотите от меня взамен?»), а убедившись в их всамделишном благотворительном характере, принимает абсолютно как должное и зачастую сопровождает такой кислой миной, что у благотворителя может возникнуть комплекс вины: видимо, чего-то он не предусмотрел, недодал, недоделал…

В некотором роде противоположностью Скептику является Пылкий Возлюбленный, уничтожающий всякое Божественное явление мощным ударом своего энтузиазма.

«Как красиво! Нет, вы посмотрите, до чего красиво! Пожалуй, ничего красивее этого замка я не видел со времен своей юности, когда жил в довоенной Праге и где пиво, скажу я вам, было не в пример здешнему. Да, это было пиво так пиво!..» Понятно, что от мимолетного первоначального эстетического впечатления к концу этого монолога не остается и следа – вся венерианская энергия под шумок съедается Пылким Возлюбленным. Но главная сфера его деятельности это, конечно, межличностные отношения. Здесь пылкий возлюбленный заранее знает, в каких ситуациях и какие именно восторги он должен ощутить – и, что называется, не упускает случая, хотя в действительности человек не чувствует вовсе ничего или близко к тому. Венерианское излучение всегда свежо и непредсказуемо, олицетворяя саму жизнь – ту самую, которая упорно не желает влезать ни в какие рамки; но стоит лишь не то что оценить, даже просто посмотреть на объект под заранее обусловленным углом зрения – и его волшебство моментально исчезает, превращаясь в лучшем случае в лубочную картинку. Для Пылкого Возлюбленного характерно то, что он заранее точно знает, какие именно качества вызывают его любовь и в чем она может выразиться. «Я люблю в тебе юность, непринужденность манер, стройность талии, длину ног, лебединый изгиб шеи и твердое выражение подбородка, а также серые круглые глаза, нос без признака горбинки и обольстительные коленки. Мои чувства к тебе столь сильны, что я готов мчаться за тобой на край света в автомобиле, на который сам же заработаю». В женском варианте аналогичные обещания могут прозвучать так:

« - Кабы я была царица, -
Говорит одна девица, -
То на весь крещеный мир
Приготовила б я пир.

- Кабы я была царица, -
Говорит ее сестрица, -
То на весь бы мир одна
Наткала я полотна.

- Кабы я была царица, -
Третья молвила сестрица, -
Я б для батюшки-царя
Родила богатыря».
(А.Пушкин)

Разница между сестрами из сказки и Пылким Возлюбленным заключается в том, что первые были способны выполнить свои обещания, он же – никогда.

Следующая фигура, паразитирующая на венерианской энергии, активизируется, когда человек чувствует в себе избыток любви к миру и начинает искать конкретный объект, на который эту любовь можно излить. Обычно долго искать не приходится, и объект сам идет в руки. На нем надета майка, на груди корой красуется надпись: «Полюбите меня! Мне так не хватает вашей любви!; на спине той же майки надпись значительно короче: «Мало». Сам носитель майки может в разных случаях называться по-разному и выступать в разнообразных ролях, например, Круглая Сирота, Жертва Несправедливости, Человек с Деревянной Ногой (Тяжелым Детством), Роковой Мученик и т.д. Важен здесь принцип работы майки: она поглощает венерианскую энергию в любом количестве и качестве, в ответ изрыгая ядовитые клубы недовольства и неблагодарности: в мир вообще и по направлению к незадачливому венерианскому донору в особенности. Таким образом человек получает очень важный урок (смысл которого понимает далеко не сразу): его любовь не поддается фокусировке и ею нельзя осветить произвольно выбранный объект; более того, придется, быть может, ждать и искать довольно долго, пока не найдется кто-то или что-то, кому эта любовь в самом деле понадобится.

Результатом нескольких последовательных встреч на жизненном пути с фигурами предыдущего типа, склонными паразитировать на его любви, является защитная реакция подсознания, которая выставляет лозунг типа: «Никому твоя любовь не нужна, и в любом случае от нее тебе же одни лишь неприятности». После этого ставится вопрос о (по крайней мере, частичной)защите от любимого объекта, в соответствии с пословицей «любить люби, а всю жопу не показывай», а также о возможном личном потреблении энергии любви, которая по идее адресована во внешний мир. И вот здесь вырастает внутренний паразит по имени Любимый, гораздо более опасный, чем все внешние: человек с его помощью учится удобно, комфортно и в полной безопасности поглощать им же самим генерируемую венерианскую энергию. Здесь позиция примерно такая: «Я знаю, что я должен донести до тебя определенные чувства или что-то сделать, но некоторое время погреюсь в этой энергии сам – пока не сложатся благоприятные обстоятельства и не возникнет полная уверенность в безопасности». Понятно, что ни того, ни другого дождаться невозможно, и венерианскую энергию съедает паразит, который накладывается на образ объекта. Например, я чувствую некоторое напряжение в отношении своего знакомого, которому не хватает моей поддержки и определенных слов искренней благодарности – которые я ему очевидно обязан сказать. В то же время я опасаюсь, что если я честно это сделаю, то на минуту окажусь в его власти и он сможет - если захочет – сыграть со мной в неприятную психологическую игру или просто самоутвердиться за мой счет. Что же мне делать? На помощь моментально приходит Любимый, который накладывается на мысленный образ знакомого, и теперь я в своем воображении и в полной безопасности отыгрываю нужную мне сцену, то есть произношу слова поддержки и благодарности, (вполне реальную!) венерианскую энергию которых съедает Любимый, после чего мое внутреннее напряжение уходит, и я даже испытываю нечто вроде радости. Правда, при последующей реальной встрече с этим знакомым возникает некоторая натянутость – он ждет от меня хотя бы признательного взгляда, но не получает и этого (так как лишен венерианской энергии у меня больше нет), и в расстройстве думает про меня и про себя что-то плохое (например, «он совсем бессовестный» или «видимо, я в чем-то перед ним виноват»), но высказать претензию вслух не в состоянии: недостаток любви в отношениях социум дозволяет обсуждать только в таких интимных парных союзах, как любовник – любовница, муж – жена или родитель – ребенок. Кто из читателей рискнет всерьез заявить своему начальнику: «Вы меня недостаточно любите!»?
(Авессалом Подводный. Каббалистическая астрология. Планеты. Венера)

15 вересня 2009