Пророчества индейцев Майя о 21 декабря 2012 года


По материалам выступления Станислава  Грофа на конференции  «2012 год и судьба человека. Конец света или эволюция сознания?»

В 1987 вышла в свет книга доктора Хосе Аргуэллеса, американского историка, «Фактор Майя. Путь за пределами технологии» (Jose Arguelles «The Mayan Factor: Path Beyond Technology»).  Доктор всю жизнь изучал цивилизацию Майя и в своей книге  детально описал экспозицию Майанского календаря, который начался 11 августа 3114 г до Р.Х. и закончится 21 декабря 2012 г. после Р.Х.  Эта дата стала темой многих статей, книг, конференций и фильма «2012 год». Аналогичные пророчества об окончании Великого Цикла можно найти во многих других культурах и различных религиях. В это верят индейцы племени Хопи (Hopi), Навайо (Navajo), Чероки (Cherokee), Апачи (Apache), Ирокезов (Iroqious), древние египтяне, люди, изучающие Каббалу, Евсеи, старейшины племени Куэро (Qero) в Перу, племя Догонов, живущих в районе пустыни Сахара, и австралийские аборигены.

За несколькими исключениями, пророчества индейцев Майя о конце космического цикла Пятого мира интерпретировалось как физическое уничтожение человечества и материального мира, что-то аналогичное интерпретации (или, точнее сказать, ложной интерпретации) термина «апокалипсис» христианскими фундаменталистами, особенно миллионами христиан из Америки, которые верят, что в этот момент они переживут экстаз и воссоединятся с Иисусом Христом. Люди, которые так считают, не знают того факта, что первоначальное и буквальное значение термина «апокалипсис» (греческое слово Apokalypsis ) означает вовсе не разрушение, а «приподнимание вуали» или «спадание покрова», «открытие». Это слово означало раскрытие некоторых секретов, открытие истины, которая неведома большей части человечества, за исключением некоторых привилегированных людей. Источником неправильной интерпретации этого термина, возможно, послужило выражение «apokalypsis eschaton», что в буквальном переводе означает «снятие покрова в конце „эона“, или эры».

Может быть, настанет конец того мира, каким мы всегда его знали, мира, где царит необузданная жестокость и не знающая насыщения жадность, где у людей такая иерархия ценностей, при которой интересы эго ставятся на первое место, где повсюду можно видеть коррумпированные учреждения и структуры, а также неразрешимые конфликты между официальными религиями. Вполне возможно, что индейцы племени Майя предсказывали вовсе не физическое разрушение материального мира, а внутреннюю трансформацию людей в масштабах всего человечества, смерть и возрождение мира в этом смысле слова. Вопрос: есть ли какие-либо признаки того, что современное общество, и в особенности наша индустриально развитая цивилизация, находятся на грани некой психической и духовной трансформации?

Пророчество индейцев племени Майя о дне зимнего солнцестояния 2012 года основано на важных астрономических фактах. Более чем две тысячи лет назад древние индейцы племени Майя разработали космогоническую теорию, сделав ряд важных открытий. Поскольку они являлись блестящими наблюдателями за всем, что происходит на небе, они обнаружили, что положение Солнца во время зимнего солнцестояния медленно изменяется, и Солнце все более и более приближается к оси нашей галактики. Это движение вызвано явлением так называемой прецессии — смещением оси Земли, вокруг которой она вращается. Индейцы племени Майя пришли к выводу о том, что в священный момент, когда Солнце совместится с осью галактики, произойдут глобальные изменения нашего мира. Такое совмещение является событием, происходящим лишь один раз в 25920 лет — то время, которое требуется, чтобы равноденствие прошло через все 12 зодиакальных знаков. К. Г. Юнг использовал в своей книге «Эон» и в других своих трудах термин «платонический месяц», понимая под этим период времени, необходимый для того, чтобы точка весеннего равноденствия прошла через одно созвездие зодиака (что составляет приблизительно 2160 лет), и термин «платонический год», понимая под этим завершение всего зодиакального цикла.

Астрономы, которые жили в период, предшествующий периоду классической культуры индейцев племени Майя, т.е. в так называемый период культуры Изапа, составили календарь долгого летоисчисления, состоящий из 13 периодов времени, бактунов, и концом этого календаря является момент слияния Солнца с осью нашей галактики — декабрь 2012 года после Рождества Христова. Культурное наследие древних индейцев племени Майя включает в себя каменные монументы, которые передают с помощью знаков и образов информацию, связанную с пророчеством об этом священном моменте.

Мощные обряды, ведущие к расширению сознания, («священные технологии»), играли существенную и крайне важную роль в культуре индейцев племени Майя. У нас есть веские доказательства, связанные с изображениями на каменных стелах, скульптурами и керамическими изделиями индейцев племени Майя, что они использовали для этого мексиканский кактус пейот (Lophophora williamsii), магические грибы (Psilocybe Mexicana coerulensiens, называемые индейцами Xibalba okox или teonanacatl), и кожные выделения жабы Bufo marinus. Дополнительными растительными материалами, которые использовались в районе Мексики до испанских завоеваний, были семена растения «Утренняя слава» (Ipomoea violacea), называемого исконными жителями этого места ololiuqui, растение Salvia divinatorum, известное под именем " божественный шалфей«, дикий табак (Nicotiana rustika), а также балч (богатый ферментами напиток, изготовленный из дерева Lonchocarpus longistylus и меда).

Мощной и характерной именно для индейцев племени Майя техникой, вызывающей изменение состояния сознания, было сильное кровопускание, которое производилось с помощью скальпелей, изготовленных из хребта ската, кремня или обсидиана. При этом наносились раны на язык, ушные раковины и гениталии (Schele and Miller, 1986, Grof, 1994). Ритуальное кровопускание давало возможность пережить такой опыт, который, как правило, не является доступным для людей до тех пор, пока не наступит их биологическая смерть. Индейцы племени Майя использовали символ Змея Видения для описания опыта, вызванного кровопусканием и шоком. Этот символ описывал контакт между миром повседневности, в котором жили люди, и миром богов и священных предков, населяющих сверхъестественные миры и появляющихся в видениях. Скальпель воспринимался как священный предмет, наделенный колоссальной силой, он персонифицировался как Пронзающий Бог.

Благодаря крайней важности «священных технологий» в культуре индейцев племени Майя вполне уместно предположить, что опыт, вызванный ими, мог послужить источником вдохновения для пророчества, касающегося 2012 года, и сыграл главную роль в том, что оно прозвучало. Поэтому может быть уместно посмотреть на это пророчество через призму современных исследований в области сознания.

Во время холотропных состояний сознания возможно получить глубокие откровения относительно чертежа, по которому высший разум сотворил вселенную, и это откровения таких огромных масштабов, которые выходят далеко за пределы нашего повседневного воображения. Люди, переживающие психоделические состояния, включая меня самого, часто говорят о том, что у них были глубокие, внезапно озаряющие их прозрения относительно творческой динамики Космоса. В частности, пионер изучения измененных состояний сознания, Терренс МакКенна (Terrence McKenna), писал в своем предисловии к книге Джона Мейджера Дженкенса «Космогонические теории индейцев племени Майя и их предсказания относительно 2012 года» (John Major Jenkins «Maya Cosmogenesis 2012»), что у него тоже были откровения относительно 2012 года во время своих сессий с применением грибов.

Важным аспектом опыта, полученного во время холотропных состояний, является то, что в этих состояниях трансцендируется суженное восприятие времени, при котором оно ощущается нами как линейное, что делает возможным видеть события, происходящие во Вселенной в космическом масштабе. При всей своей грандиозности, такие временные шкалы, как Майанский календарь или Великий платонический год, являются очень скромными по своему масштабу по сравнению с другими формами летоисчислений, полученными в результате опыта таких видений, например, по сравнению с существующим в Тантре летоисчислением, где возраст нашей Вселенной измеряется периодами в миллиарды лет (цифра, являющаяся аналогичной оценкам современных ученых, создающих космогонические теории); или же с периодами времени, существующими в индуизме (как в религии, так и в мифологии), которые называются кальпами или Днем Брахмана и с помощью которых тоже описываются такие же по своей длительности события. Видения древних пророков — индейцев племени Майя, полученные с помощью «священных технологий , таким образом, вполне могут касаться событий, которые должны были произойти много веков спустя.

Пророчества индейцев племени Майя относительно совмещения Солнца с осью Галактики не ограничивается одними лишь астрономическими наблюдениями и астрологическими предсказаниями; оно тесно связано с мифологией, с тем, что К. Г. Юнг называл архетипической сферой коллективного бессознательного. Например, пророки племени Майя говорили о декабрьском солнцестоянии как о «Космическом Отце», а о Млечном Пути как о «Космической Матери». Они видели центр нашей Галактики, где современные ученые — астрономы обнаружили существование гигантской «черной дыры», как ее порождающую и поглощающую утробу. Время, когда Солнце в момент зимнего солнцестояния совмещается с осью Галактики, было, таким образом, моментом космического священного брака между Женским началом и Мужским началом.

В 2012 году Солнце достигнет края космического облака пыли, известного как Великая Тёмная Трещина (The Great Dark Rift), которое расположено на Млечном Пути и кажется разделяющим этот Путь на две части. Индейцы племени Майя назвали его Xibalba Be (дорогой в Нижний Мир) и воспринимали его как место рождения и смерти и места смерти и возрождения. Для них оно было родовым каналом Космической Матери-творца, где наше Солнце в момент декабрьского солнцестояния заново родится в 2012 году. Это также является местом смерти, поскольку это — дверь, ведущая в Нижний Мир, страну, где обитают умершие и те, кто еще не рожден. Эти ассоциации явно не являлись продуктами обычной повседневной фантазии и игры воображения индейцев племени Майя, связанными с проекциями того, что с ними происходит, на ночное небо, но являлись результатами глубокого и полученного в непосредственно пережитом опыте понимания взаимосвязей между архетипическим миром и процессами, происходящими с небесными светилами.

Пророчества индейцев племени Майя также имеют важную связь с существующей в мифологии историей о близнецах-героях, Хунапху (Hunahpu) и Шбаланке (Xbalanque), которые получили предложение от богов смерти посетить Нижний Мир, Шибальбу, и поиграть с ними в мяч. Эти боги провели их через множество испытаний, и братья преодолели все преграды на своем пути и в конце этой истории умерли, чтобы возродиться вновь как Солнце и Луна (или, в соответствии с некоторыми версиями этого мифа, как Солнце и Венера). Особенно важной с точки зрения рассматриваемого нами пророчества частью этой истории является сцена битвы этих братьев-близнецов с демоном-птицей, Вукубом-Какуишем (Vucub-Caquix), или «Семь Макао» («Seven Macaw»). Этот демон был тщеславным, эгоистичным правителем — самодуром, который претворялся, что он является одновременно и Солнцем, и Луной сумеречного мира, существующего в промежуток между прошлым и настоящим творениями. Нам кажется, что он является символом архетипа нашего эго, которое стало доминирующим в конце этого цикла. Семь Макао, возможно, имеет архетипическую параллель с «Чудовищем», правителем Конца Времен, или Антихристом в Новом Завете.

Хунапху и Шбаланке побеждают этого демона и лишают его зубов (инструмента, с помощью которого совершаются жестокие действия), а также богатства и могущества. Тем самым они облегчают воскрешение своего отца, Единого Хунахпу (One Hunahpu), справедливого правителя, который является символом лишенного эго божественного сознания, являющегося целостным. Тот, кто владеет таким сознанием, заботится обо всех существах и принимает свои решения, основываясь на интересах будущих поколений — или, как говорят американские индейцы, с учетом того, как это повлияет на последующие семь поколений.

В 1948 году, после многих лет систематического изучения мифологий, существующих в различных культурах мира, Джозеф Кемпбелл опубликовал свою революционную книгу «Тысячеликий герой» («The Hero with a Thousand Faces») , которая на протяжении последующих десятилетий оказывала глубокое влияние на научные исследования и взгляды, существующие в этой области (Campbell, 1968). Проанализировав широкий спектр мифов, существующих в разных частях света, Кемпбелл пришел к выводу, что все они содержат в себе разновидности единой универсальной архетипической формулы, которую он назвал мономифом. Это была история о герое, который был либо мужчиной, либо женщиной. В какой-то момент этот герой покидает свой родной дом и после фантастических приключений и их кульминации в виде смерти и возрождения возвращается назад, став божественным существом. История о близнецах-героях в культуре индейцев племени Майя является классическим примером путешествия героя, о котором писал Кемпбелл. Все это принадлежит к широкому кругу явлений архетипического плана, которые мы можем непосредственно видеть во время холотропных состояний.

Тема путешествия героя, о котором писал Джозеф Кемпбелл, подводит нас к ответу на вопрос: «Если пророчество индейцев племени Майя не имеет отношения к концу света и физическому уничтожению человечества, а вместо этого имелась в виду глубокая коллективная трансформация на психическом и духовном уровне, являющаяся смертью в одном качестве и возрождением в другом качестве и сравнимая с тем, что Кемпбелл описывал как индивидуальный процесс героя, то тогда существуют ли какие-то признаки того, что такая внутренняя трансформация является возможной и, фактически, этот процесс уже идет?»

Мой подход к поиску ответа на этот вопрос основан не только на наблюдениях за процессами, которые были у тысяч людей, находящихся в холотропных состояниях сознания во время психоделической терапии, сеансов холотропного дыхания и спонтанно возникших кризисов на психическом и духовном уровне (которые я называю «случаями, когда требуется неотложная помощь в интеграции духовного опыта в сознании»), но и на наблюдениях за своими собственными процессами, которые были в моем богатом опыте подобных состояний. Мне хотелось бы начать свой ответ на этот вопрос с рассказа о том, что я переживал во время одного из своих собственных психоделических сеансов. Во время этого опыта у меня были моменты глубокого понимания архетипа Апокалипсиса. (Эта тема относительно редко звучит во время переживания холотропных состояний, и такой опыт имеет прямое отношение к теме данной конференции).

Спустя 50 минут после начала сеанса, я начал испытывать сильные ощущения, связанные с активацией процессов во всей нижней части моего тела. Вся область моего таза вибрировала, поскольку колоссальное количество энергии высвобождалось, и это вызывало у меня состояние экстаза. В какой-то момент этот поток энергии увлек меня в крутящуюся космическую воронку, в которой происходило одновременно созидание и разрушение.

В центре этого чудовищного урагана первобытных сил находились четыре гигантских фигуры, совершающие то, что казалось мне вселенским космическим танцем с саблями. У них были ярко выраженные монголоидные черты лица, выступающие вперед скулы, продолговатые глаза и гладковыбритые головы, украшенные длинными волосами, оставленными в одном из мест на голове и завязанными в «хвост». Кружась в сумасшедшем ужасном танце, они размахивали каким-то огромным оружием, походившем на косы или ятаганы в форме буквы «Г»; и все эти четыре фигуры, соединенные вместе, образовывали быстро вращающуюся свастику.

Я интуитивно почувствовал, что эта монументальная архетипическая сцена была связана с началом процесса творения и одновременно с последней стадией на духовном пути. В космогоническом процессе (процессе движения от мира первобытного единства к мирам, в которых царит разнообразие) лезвия ятаганов соответствовали той вселенской силе, которая раскалывает и разрубает на отдельные части единое поле космического сознания и единую творческую энергию, и образуются бесчисленные отдельные индивидуальные единицы. Если же речь идет о духовном пути, то они символизируют такую стадию развития, когда сознание идущего по этому пути человека преодолевает разграничения и дуализм (когда мир оказывается разделенным на противоположности) и достигает состояния изначального недифференцированного единства. Направление, в котором течет этот процесс, казалось, зависело от того, движутся ли лезвия по часовой стрелке. Когда этот архетипический мотив проецируется на наш материальный мир, то это соответствует либо процессу роста и развития (когда оплодотворенное яйцо или прорастающее семя превращается в организм), либо процессу разрушения созданных форм (когда происходят войны, природные катастрофы или процессы увядания).

Затем эта картина превратилась в целую невообразимую панораму сцен разрушения. В этих видениях чередовались сцены стихийных бедствий, таких, как извержения вулканов, землетрясения, падающие метеориты, лесные пожары, наводнения и надвигающиеся огромные волны прилива, и сцены, когда горели города, рушились целые огромные небоскребы; когда была массовая гибель людей и все ужасы войны. И этой волной тотального уничтожения руководили четыре архетипических образа всадников, олицетворяющих конец света. Я понял, что это — те самые четыре всадника, о которых говорится в Апокалипсисе: мор, война, голод и смерть. Вибрации в области моего таза продолжались и стали теперь синхронными с движениями спины скачущей лошади, и я присоединился к этому танцу, став одной из этих фигур или, возможно, всеми этими четырьмя фигурами сразу, и забыл о том, кто я, выйдя за рамки своей идентичности.

Внезапно произошла смена обстановки, и моему взору предстала пещера, описанная Платоном в одном из его произведений, которое называется «Республика». В этой своей работе Платон пишет о группе людей, которые живут всю свою жизнь в пещере, прикованные к стене цепями так, что они могут видеть только голую стену перед собой. Они наблюдают за тенями, которые отбрасывает на эту стену все, что движется снаружи перед входом в эту пещеру. Согласно взглядам Платона, эти тени — самое большее, что пленники могут узнать о реальности. Они принимают их за реальность. Мудрый философ подобен тому из этих пленников, кто освободился от этой иллюзии и пришел к пониманию того, что тени на стене являются не настоящими объектами, а чем-то иллюзорным; и он может воспринимать истинную форму реальности, а не одни лишь тени, которые видят остальные пленники. После этой сцены у меня возникло глубокое и прочное убеждение, что тот материальный мир, который мы видим в нашей повседневной жизни, соткан вовсе не из «вещества», а создан Космическим Сознанием с помощью бесконечно сложных и многоплановых, подобных звукам музыкальных инструментов в оркестре, моментов опыта, который мы непосредственно переживаем. Это — божественная игра, которую в индуизме называют словом «лила», порождение космической иллюзии или майи.

Последней главной сценой на этом сеансе была возникшая перед моим взором великолепная и искусно украшенная сцена театра, на которой проходил парад космических актеров. Благодаря своей сложной игре и взаимодействию друг с другом, они творили иллюзию феноменального мира. Этими актерами были вселенские принципы — многоплановые персонажи, у каждого из которых было множество ликов, граней, уровней и измерений, а также множество значений и смыслов. Когда я наблюдал за ними, они продолжали менять свои формы так, что одна из них проникала в другую и перетекала в нее, словно это были голографические изображения. Каждая из них, казалось, представляла собой одновременно и сущность функции этого вселенского принципа, и все конкретные проявления этого элемента в материальном мире. Среди этих вселенских актеров были Майя, таинственный принцип, в результате действия которого порождается иллюзия в космическом масштабе; Анима, являющаяся воплощением вечного Женского начала во Вселенной; персонификация Мужского начала-образ, похожий на Марса, воплощающий агрессию и войну; Возлюбленные, символизирующие все драмы в сексуальных отношениях и все романы на протяжении всех веков; имперская фигура Правителя; образ Отшельника, ушедшего от мира; образ Трюкача (Трикстера) и многие другие. Когда они проходили по этой сцене мимо меня, они глядели в мою сторону и совершали поклон, как если бы они ожидали от меня аплодисментов и других знаков одобрения их великолепного исполнения своей роли в божественной игре Вселенной.

Этот опыт привел меня к глубокому пониманию значения архетипического мотива Апокалипсиса. Внезапно мне показалось, что глубоко неверно смотреть на это понятие как на относящееся исключительно к физическому разрушению мира. Разумеется, возможно, что тема Апокалипсиса может когда-нибудь в будущем найти свое реальное проявление в материальном мире в виде какого-либо исторического события, что является потенциальной возможностью любого из архетипов. Существует множество примеров ситуаций, когда архетипические мотивы и энергии прорывались сквозь границу, которая обычно отделяет архетипическую сферу от материального мира, формируя человеческую историю. Гигантский астероид, который убил динозавров 65 миллионов лет тому назад, войны всех времен, распятие Христа, шабаш ведьм в Средние века и Танец Смерти, нацистские концентрационные лагеря и Хиросима являются лишь несколькими примерами. Но главное значение архетипа Апокалипсиса заключается в том, что он является важной вехой на духовном пути, и именно это и является его главной функцией. Он возникает в сознании ищущего человека в тот миг, когда он осознает иллюзорную природу материального мира. По мере того, как Вселенная открывает перед ним свою истинную сущность, которая является достоянием виртуальной реальности и проявляет себя как космическая игра сознания, материальный мир разрушается в психике такого человека и никогда не будет таким, каким был прежде. Вполне вероятно, что именно этот смысл пророки из племени Майя вкладывали в слова «конец мира» (или «конец света»).

Наблюдения за явлениями, изучаемыми в ходе современных научных исследований сознания и имеющими самое прямое отношение к позитивной интерпретации пророчества индейцев племени Майя, свидетельствуют о том, что в холотропных состояниях сознания значительно чаще, чем опыт Апокалипсиса, встречается еще один феномен — непосредственно переживаемый опыт психической и духовной смерти и возрождения. Этот опыт играет крайне важную роль в различных ритуалах и является постоянной темой на протяжении всей истории человечества. Мы можем видеть это в шаманизме, в ритуалах инициации, в древних мистериях, где центральной темой была тема смерти и возрождения, а также во многих религиях мира (можно вспомнить в этой связи о христианском понятии «воскресения» и о понятии «dvija» в индуизме). Процесс смерти и возрождения является архетипом со множеством валентностей, но в процессе самопознания и психотерапии эта тема тесно связана с повторным переживанием всего того, что человек помнит о своем биологическом рождении, и с интеграцией этого опыта в сознании.

Психическая и духовная смерть и возрождение являются наиболее часто встречающимися темами в терапевтической работе с использованием холотропных состояний. Когда в процессе глубокого самопознания, связанного с открытиями на уровне непосредственно переживаемого опыта, человек находится в состоянии регрессии и оказывается во все более и более раннем возрасте, двигаясь в своих воспоминаниях от детства к младенчеству, а от младенчества еще дальше, в еще более далекое прошлое, то в его сознание попадают воспоминания, связанные непосредственно с моментом физического рождения, и мы встречаемся с эмоциями и физическими ощущениями, обладающими крайней интенсивностью, часто превосходящей что-либо, что мы ранее считали возможным для человека. В этот момент переживаемый людьми опыт становится странной смесью тем рождения и смерти. В частности, люди испытывают ощущение, словно они находятся в чудовищном, угрожающем жизни плену и пребывают в состоянии отчаянной и решительной борьбы за то, чтобы освободиться и выжить.

Благодаря тесной связи между содержаниями этой сферы бессознательного и событиями, относящимися к моменту биологического рождения, я выбрал для данных содержаний термин " перинатальные«. Это — сложное слово, состоящее из двух слов, греческого и латинского, где приставка «peri » означает «около» или «вокруг», а корень «natalis» означает «относящийся к рождению ребенка». Это слово часто используется в медицине, чтобы описывать различные биологические процессы, происходящие непосредственно перед родами, а также во время родов и сразу же после них. Акушеры, например, говорят о перинатальном кровотечении, перинатальной инфекции или о перинатальном повреждении мозга. Тем не менее, поскольку традиционная медицина отрицает тот факт, что ребенок может иметь сознательный опыт, связанный с появлением на свет, и утверждает, что это событие не запечатлевается в памяти людей, никто никогда не говорит о перинатальном опыте. Использование термина «перинатальный» в отношении содержаний сознания является абсолютно новым и связано с обнаруженными мною фактами (Grof, 1975).

Перинатальная область нашего бессознательного содержит воспоминания о том, что испытывал плод во время последовательных стадий родового процесса, включая воспоминания обо всех эмоциях и физических ощущениях, связанных с этим опытом. Эти воспоминания образуют четыре отчетливо различающихся кластера (четыре группы), и каждый из этих кластеров связан с одной из стадий родового процесса. Я придумал для них термин — основные перинатальные матрицы. Основная перинатальная матрица № 1 состоит из воспоминаний о перинатальном состоянии непосредственно перед наступлением родов. Основная перинатальная матрица № 2 связана с наступлением родов и той стадией родов, когда матка сокращается, а шейка матки еще не раскрылась. Основная перинатальная матрица № 3 отражает борьбу за появление на свет после того, как шейка матки раскрывается. И, наконец, основная перинатальная матрица № 4 содержит воспоминания о появлении на свет, о выходе в мир, о самом рождении.

Содержание этих матриц не ограничивается воспоминаниями плода; каждое из этих воспоминаний является также дверью, ведущей в колоссальную область психики, находящуюся за пределами нашего сознания — в то, что мы сейчас называем трансперсональной сферой. Эта область включает в себя воспоминания о нашем опыте, когда мы были другими формами жизни, память о наших предках, расовую, коллективную, психологическую и кармическую память, а также материал коллективного бессознательного — исторический и архетипический материал, состоящий из содержаний, связанных с опытом, аналогичным по своему качеству. Появление этого материала в сознании и составляет процесс психической и духовной смерти и возрождения, что ведет к глубокой внутренней трансформации.

Некоторые из инсайтов, которые были у людей, переживающих опыт холотропных состояний сознания, непосредственно связаны с современным глобальным кризисом и его отношениям с эволюцией сознания. Эти инсайты свидетельствуют о том, что мы экстриоризировали и вынесли вовне, в наш современный мир, многие сущностные темы, связанные с процессом смерти и возрождения, с которыми человек, идущий по пути глубокой личностной трансформации, должен встретиться лицом к лицу и примириться во внутреннем плане. Те же самые элементы, с которыми мы бы встретились в процессе психологической смерти и возрождения во время опыта визуализации, являются сегодня содержанием наших вечерних новостей. Это особенно справедливо в отношении феноменов, которые относятся к тому, что я называю третьей основной перинатальной матрицей. ( Grof, 2000).

Как я уже упоминал ранее, эта матрица связана с той стадией родов, когда шейка матки раскрылась, и плод переживает опыт чудовищного заталкивания в родовой канал и движения по нему. Эта стадия связана с появлением в сознании теневых сторон человеческой личности — убийственной жестокости и чудовищных по своей силе или девиантных сексуальных влечений, скатологических (scatological) элементов и даже того, что человеческое воображение связывает с чем-то сатанинским. Легко увидеть проявления этих аспектов процесса смерти и возрождения в сегодняшнем неспокойном мире.

Мы, разумеется, видим чудовищное проявление агрессивного импульса во множестве войн и революций в мире, в росте преступности, терроризма и расовых конфликтов. В равной степени драматическим и потрясающим до глубины души является процесс ослабевания сексуальных запретов и высвобождения сексуальных импульсов, что имеет как здоровый, так и проблематичный характер проявления. Сексуальный опыт и сексуальное поведение начинают принимать невиданные прежде формы, что проявляется в сексуальной свободе среди подростков, повсеместном распространении секса до брака, в повальном промискуитете, во всё возрастающем количестве общих и открытых браков, в свободе гомосексуализма, в высоком уровне разводов, в большом количестве книг, пьес и кинофильмов с открытым сексуальным содержанием, в садомазохистских экспериментах и других подобных вещах.

Демонический элемент также все больше проявляется в современном мире. Мы наблюдаем ренессанс сатанистских культов и колдовства, популярность книг и фильмов ужасов на оккультные темы, а также увеличение числа преступлений, совершенных с сатанистской мотивацией. Терроризм фундаменталистских фанатиков и других религиозных групп также достигает сатанинского масштаба. Скатологическая тема звучит в очень проявленном виде, когда мы наблюдаем за все большим и большим уровнем загрязнения окружающей среды промышленными отходами и мусором на всей планете, а также за стремительно ухудшающимися гигиеническими условиями в больших городах. Та же самая тенденция принимает более абстрактную форму, проявляясь в коррупции и в деградации политических, военных, экономических и религиозных организаций, включая президентскую систему Америки.

Древние индейцы племени Майя проявляли свой глубокий интерес к смерти и к процессу смерти и возрождения. Они видели, как этот процесс происходит в природе каждый день, глядя на закат и рассвет, и каждый год, глядя на то, как во время декабрьского солнцестояния солнце «возрождается» вновь, и его свет начинает струиться в мир всё больше и больше. Наивысшим пиком в этом цикле «возрождений» солнца являлся для них момент, когда во время декабрьского солнцестояния солнце совместится с центром нашей Галактики — момент, который индейцы племени Майя считали hieros gamos — Священным Браком между Космической Матерью и Космическим Отцом, о чём упоминалось выше. Это событие, происходящее лишь один раз в 26000 лет, являлось для индейцев племени Майя возрождением космического масштаба, началом нового цикла в развитии Вселенной (Jenkins, 1989). Большое количество майанских ритуалов и искусств было посвящено процессу умирания и смерти, начиная от попадания души в Нижний Мир, который назывался Шибальба ( Xibalba), и кончая финальным возрождением и апофеозом. Майанская мифология и искусство погребения описывали смерть как путешествие, во время которого душе бросаются различные вызовы, являющиеся вполне известными, и о наиболее важных стадиях этого путешествия нам говорят изображения на стенах, гробах, а также на гончарных изделиях, нефритах и других предметах, которые сопровождали умершего во время его великого перехода.

К большому сожалению, не сохранилось никаких конкретных эсхатологических текстов, подобных Египетской или Тибетской Книге Мертвых, относящихся к классическому майанскому периоду, поскольку значительная часть майанской литературы была утрачена. Лишь несколько старинных рукописей, написанных на «бумаге», сделанной из коры дерева и сложенной, подобно гармошке, уцелели, несмотря на жаркий и влажный климат Центральной Америки и опустошительные действия испанских завоевателей. Тем не менее, в 1970-х годах ученые — майяисты Лин Крокер (Lin Croker) и Майкл Коу (Michael Coe) смогли выделить особую группу погребальных сосудов, раскрашенных в стиле майанских старинных рукописей и, возможно, выполненных теми же самыми художниками. Кардиохирург и археолог Франсис  Робиксек ( Fransis Robicsek) сумел собрать достаточно доказательств, подтверждающих его теорию о том, что если расставить в определенной последовательности вазы с подобными изображениями (вазы из серии «керамических рукописей»), то, фактически, перед нами будет нечто, подобное Майанской Книге Мертвых. ( Robicsek, 1981).

Наблюдения, сделанные во время исследования холотропных состояний сознания, проливают новый свет на человеческую склонность к чудовищной жестокости и неутолимой жадности — две силы, которые правили человеческой историей с незапамятных времен и которые ставят под угрозу жизнь на нашей планете. В ходе этого исследования было обнаружено, что эти «яды», как их называют в Тибетской Ваджраяне (Tibetan Vajrayana ), происходят из чего-то намного более глубокого, чем то, о чем говорится в современных биологических и психологических теориях. В биологии есть такие понятия, как голая обезьяна, триединый мозг, ген эгоизма, а психоанализ и связанные с ним школы делают упор на базисных инстинктах как на тех принципах, которые управляют психикой.

Однако эти опасные черты в человеке порождены такими движущими силами, которые берут свое начало в перинатальных и трансперсональных пластах психики — в тех сферах, существование которых все еще не вполне признается официальной психологией (Grof, 2000). Когда было обнаружено, что корни человеческой жестокости и неутолимой жадности уходят значительно глубже, чем когда-либо предполагала официальная наука; и что резервуары, заполняемые этими тенденциями в нашей психике, являются воистину колоссальными, то одно лишь это могло бы выбить у нас почву из-под ног. Тем не менее, все это уравновешивается другим волнующим открытием: открытием огромного потенциала трансформации и новых терапевтических механизмов, становящихся доступными в холотропных состояниях сознания, когда нашему взору открываются перинатальные и трансперсональные пласты нашей психики.

В течение многих лет мы наблюдали за процессом исцеления людей. Он был очень глубоким и был связан с решением как эмоциональных, так и психосоматических проблем, а также с радикальными изменениями личности. Это происходило со многими людьми, глубоко вовлеченными в серьезную и систематическую внутреннюю работу, во время которой они имели возможность изучать себя и получать ответы на важные для себя вопросы на уровне непосредственно пережитого опыта. Некоторые из этих людей присутствовали на психоделических сеансах в качестве супервизоров, другие принимали участие в семинарах по холотропному дыханию, в тренингах или же в различных других видах психотерапии и познания себя через непосредственно переживаемый опыт. Аналогичные изменения часто происходят среди людей, активно и регулярно занимающихся шаманской практикой или медитацией или другими видами духовных практик. Мы также являлись свидетелями глубоких позитивных изменений у многих людей, которые получили грамотную и квалифицированную поддержку во время спонтанно возникшего у них психического и духовного кризиса, при котором им было сложно интегрировать духовный опыт в сознание. Специалист в области танатологии, Кен Ринг (Ken Ring), называл эту группу трансформирующего опыта «опытом класса омега», куда также входил околосмертный опыт, а также опыт воздействия со стороны сил, воспринимаемых как внешние и чужеродные (Ring, 1984).

По мере того, как содержания перинатального уровня бессознательного попадают в сферу сознания и интегрируются, люди, которые переживают такой опыт, претерпевают радикальные личностные изменения. У них наблюдается значительное снижение уровня агрессии, и они испытывают значительно больше покоя и мира, им комфортно с самими собой, и они терпимее относятся к другим людям. Опыт психической и духовной смерти и возрождения и установления связи с позитивными постнатальными и перинатальными воспоминаниями на уровне сознания снижают иррациональные влечения и амбиции. Фокус внимания человека сдвигается с прошлого и будущего на настоящий момент, что приводит к повышению жизненной силы, интереса и радости жизни (joi de vivre ) - способности наслаждаться жизнью и получать удовлетворение от простых вещей, которые происходят каждый день: от вкушаемой еды, секса, пребывания на природе или музыки. Другим важным результатом этого процесса является возникновение такой духовности, которая имеет вселенскую или мистическую природу и которая в отличие от догм официальных религий является подлинной и глубоко трогающей, поскольку она основана на глубоком и непосредственно пережитом личном опыте.

Процесс духовного роста и трансформации обычно продолжает еще больше углубляться в результате все большего и большего трансперсонального опыта, непосредственно переживаемого человеком: опыта идентификации с другими людьми, с целыми группами людей, животными, растениями и даже неорганическими материалами и природными явлениями. В ряде других случаев подобный опыт дает возможность получить сознательный доступ к информации о событиях, происходящих в других странах, культурах и в другие исторические периоды, и даже к событиям в мифологической сфере и архетипам коллективного бессознательного. Непосредственно переживаемый опыт единства со всем мирозданием и своей собственной божественности приводит ко все большему отождествлению себя со всем творением и к чувству изумления, любви, сопереживания и внутреннего мира и покоя.

То, что было вначале процессом психологического исследования бессознательных областей нашей психики, проводившимся с терапевтическими целями и ради личностного роста, автоматически становится поиском ответа на важнейшие вопросы философии, такие, как вопрос о смысле жизни, а также путем, ведущим к совершению духовных открытий. Люди, которые установили сознательную связь с трансперсональной сферой своей психики, имеют тенденцию развивать в себе все большее чувство ценности своего существования и почтение ко всему живому. Одним из наиболее бросающихся в глаза последствий различных форм трансперсонального опыта является спонтанное возникновение и развитие глубокого гуманизма и заботы о судьбе людей и о чистоте окружающей среды (об экологии).

Различия между людьми перестают восприниматься как источник угрозы и кажутся скорее интересными и обогащающими, независимо от того, связаны ли они с полом, расой, цветом кожи, языком, политическими убеждениями или религиозными верованиями. Идя по пути подобной трансформации, эти люди развивают в себе глубокое чувство того, что они — граждане всей нашей планеты, а не просто конкретного государства; не просто члены какой-то особой расовой, социальной, идеологической, политической или религиозной группы. Они испытывают потребность быть вовлеченными в процесс служения людям или же участвовать в работе ради достижения некой общей для всех цели. Эти изменения похожи на изменения, происходившие со многими американскими космонавтами, которые смогли увидеть Землю из Космоса (см. документальный фильм Микки Лемля "Обратная сторона Луны«- Mickey Lemle, «The Other Side of the Moon»).

Становится очевидным, что нашими приоритетами как биологических существ должны быть чистота воздуха, воды и земли. Никакие другие соображения, такие, как экономическая прибыль, военные притязания, достижения научного и технического прогресса, идеологические и религиозные взгляды, не должны служить приоритетом по сравнению с этой жизненно важной целью. Мы не можем совершать вандализма по отношению к своей естественной среде обитания и уничтожать другие виды, живущие на Земле, не причиняя одновременно вреда себе самим. Осознание этого факта основано на знании о том, что все границы во Вселенной являются условными, и что каждый из нас является по своей сути идентичным со всем остальным узором Вселенной — знании на буквально клеточном уровне.

Принимая в расчет тот факт, что все в природе имеет свои циклы и основано на принципах гомеостаза, оптимальных ценностей и устойчивости, чудовищная жажда беспредельного экономического роста, характерная для нашей цивилизации, эксплуатация невосполняемых природных ресурсов и увеличивающийся в геометрической прогрессии и принимающий катастрофические размеры рост уровня загрязнения окружающей среды промышленными отходами, вредными для жизни, кажутся опасным безумием. С точки зрения биологии, избыточное количество кальция, витаминов и даже воды в организме ничуть не лучше, чем недостаток этих веществ, и безумие употреблять их в огромных количествах, а ничем не ограниченный рост является главной характеристикой раковых заболеваний.

Совершенно ясно, что трансформация сознания, связанная с психической и духовной смертью и возрождением, увеличила бы наши шансы выжить, если бы она произошла с людьми в достаточно большом масштабе. Великий немецкий писатель и философ Иоганн Вольфганг Гёте осознавал важность опыта психической и духовной смерти и возрождения для того, чтобы иметь высокое качество жизни и ощущение принадлежности к человеческому роду, о чем он писал: " И до тех пор, пока ты не переживешь на своем опыте, что означают слова «Умри и стань!», ты будешь только подобным тени гостем на темной земле».

По словам Грегга Брагдена (Gregg Bragden), о потенциальной важности 2012 года говорят некоторые научные наблюдения (Bragden, 2007). Астрофизики пишут о том, что мы сейчас находимся вначале нового цикла магнитных бурь (пятен на солнце), пик которых будет приходиться на 2012 год и интенсивность которых будет на 30 — 50 % больше, чем во время предыдущих подобных циклов. Хотя магнитные бури, вызванные процессами, связанными с солнечной активностью, являются цикличными, они никогда не происходили за последние 26000 лет в момент совмещения Солнца с осью нашей Галактики и именно тогда, когда население земли и развитие технологии являются такими, какими мы их видим сегодня. Поэтому мы не можем быть уверенными в том, какое влияние окажет этот феномен на наше будущее.

Учёные также согласны с тем, что магнитное поле земли в последнее время очень быстро ослабевает, и существуют показатели того, что мы находимся на ранней стадии смены магнитных полюсов земли, что может произойти в 2012 году. Исторический анализ показывает, что периоды, когда магнитное поле земли ослабевает, соответствуют большей степени принятия людьми новых идей и большим переменам. Смена магнитных полюсов является редким явлением в истории цивилизаций, но частым явлением в истории земли; по крайней мере, 14 из них произошли за последние 4,5 миллиона лет (и одна из них совпала с тем, что внезапно вымерли мамонты). Тем не менее, ни одна из них не происходила тогда, когда на нашей планете было более 6 миллиардов жителей, огромное количество которых очень сильно зависит от современной технологии и современных средств связи: телевидения, радио, компьютеров и спутников.

Мы можем теперь вернуться к теме пророчества индейцев племени Майя относительно 2012 года. Независимо от того, было ли это предсказано древними ясновидящими из племени Майя или нет, мы явно вовлечены в драматическую гонку, где ставится вопрос «Кто быстрее?» Ставка — ни что иное как будущее всего человечества и жизнь на нашей планете. Многие из людей, с которыми мы работали, осознают, что человечество находится в критической точке или на распутье: либо оно пойдет по пути, ведущему к всеобщему уничтожению, либо оно пойдет по пути, ведущему к эволюционному скачку в развитии сознания, который будет беспрецедентным по своей природе и по своим масштабам. Терренс  Мак Кенна сформулировал это очень лаконично: «История о глупой обезьяне заканчивается в любом случае, либо одним способом, либо другим» (McKenna,1992). Мы либо претерпим радикальную трансформацию на уровне всего вида, либо мы можем просто не выжить.

Чем закончится кризис, с которым мы столкнулись лицом к лицу, мы пока еще не знаем наверняка: нас может ждать и то, и другое. Это порождает у людей и пессимистические, и оптимистические взгляды. И те, и другие могут подкрепляться имеющимися фактами и данными. Если существующие в настоящий момент стратегии поведения, явно являющиеся крайне разрушительными и саморазрушительными с точки зрения своих последствий, не изменятся, то вероятность того, что современная цивилизация сможет продолжать существовать, является крайне малой. Тем не менее, если значительное число людей окажется в процессе глубокой внутренней трансформации, то человечество может выйти на такой уровень эволюции сознания, при котором мы сможем с полным правом носить то вызывающее у нас чувство гордости имя, которым мы наделили свой вид: Homo Sapiens; и тогда мы сможем жить в новом мире, очень мало напоминающем прежний.

10 лютого 2012